Право пользования жилым помещением

В соответствии с ч.1 ст.54 ЖК РСФСР наниматель вправе в установленном порядке вселить в занимаемое им жилое помещение своего супруга, детей, родителей, других родственников, нетрудоспособных иждивенцев и иных лиц, получив на это письменное согласие всех совершеннолетних членов своей семьи.

В силу ч.2 ст.54 ЖК РСФСР граждане, вселенные нанимателем в соответствии с правилами настоящей статьи, приобретают равное с нанимателем и остальными членами его семьи право пользования жилым помещением, если эти граждане являются или признаются членами его семьи и если при вселении между этими гражданами, нанимателем и проживающими с ним членами его семьи не было иного соглашения о порядке пользования жилым помещением. Приведем пример из практики:

«А.Кирьянова обратилась в суд с иском, требуя выселить из квартиры ее сноху В.Иванову с несовершеннолетним ребенком 1994 г. рождения. А.Кирьянова указала, что в марте 1993 г. после вступления в брак с ее сыном Н.Кирьяновым ответчица вселилась в двухкомнатную квартиру и проживала там до расторжения брака в июне 1997 г. В обоснование своего требования истица ссылалась на то, что данная квартира была получена лично ею по ордеру еще в 1979 г., она является хозяйкой квартиры, в которую сноха вселилась, не получив ее письменного согласия.

При разбирательстве дела в суде, помимо упомянутых истицей обстоятельств, было также установлено, что в спорной квартире ранее проживали истица со вторым мужем, а также ее дети - сын и дочь. В ноябре 1991 г. дочь вышла замуж и уехала проживать в другой город, выписавшись из квартиры, в мае 1992 г. сама истица и ее муж выехали из данной квартиры в другое жилое помещение, предоставленное им двоим в пользование по ордеру, а в спорной квартире остался проживать и был прописан лишь ее сын, Н.Кирьянов. После заключения брака с В.Ивановой в 1993 г. Н.Кирьянов, уже будучи нанимателем квартиры (с 1992 г.), дал письменное согласие на вселение ответчицы в квартиру, по адресу которой последняя была прописана с апреля 1993 г., а их общий ребенок - с сентября 1994 г.

С учетом перечисленных обстоятельств суд не нашел обоснований для удовлетворения исковых требований о выселении бывшей снохи с ребенком из квартиры, признав, что в спорную квартиру ответчица вселилась в качестве члена семьи нанимателя Н.Кирьянова с соблюдением требований ст.54 ЖК РСФСР. Следовательно, и она, и ее ребенок приобрели равное с нанимателем право пользования жилым помещением, предусмотренное ст.53, 54 ЖК РСФСР.

В данном случае согласия истицы как бывшего нанимателя спорной квартиры, выехавшего на другое постоянное место жительства, для вселения ответчицы не требовалось, и приобретение бывшей снохой права пользования жильем не могло зависеть ни от желания истицы, ни от того факта, что спорная квартира была ранее получена ею по ордеру. Довод А. Кирьяновой о том, что она является "хозяйкой квартиры", не основан на законе, поскольку, выехав из спорной квартиры на другое постоянное место жительства в связи с приобретением другого жилья, истица перестала быть нанимателем указанной квартиры. С момента выезда из жилого помещения договор найма с ней был расторгнут, и она юридически перестала влиять на возникновение, изменение, прекращение прав других лиц на данное жилье».

Согласно ст.127 ЖК РСФСР граждане, имеющие в личной собственности жилой дом (часть дома), квартиру, пользуются ими для личного проживания и проживания членов их семей. Члены семьи собственника жилого дома, квартиры, проживающие совместно с ним, вправе пользоваться наравне с ним помещениями в доме, квартире, если при их вселении не было оговорено иное.

Итак, в двух статьях ЖК (54 и 127) идет речь о специальном «соглашении о порядке пользования жилым помещением». При этом в законе не указывается ни его форма, ни примерное содержание.

Данное соглашение, несомненно, представляет собой обычную гражданско-правовую сделку, так как по ст.153 ГК РФ сделками признаются действия лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Законодатель не указал, что несоблюдение письменной формы (согласия на вселение или договора найма) влечет за собой недействительность соответствующих сделок. И как отмечает А.Б. Мальков, следовательно, должно применяться общее последствие несоблюдения письменной формы сделки: в случае спора стороны лишены права ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания (п.1 ст.162 ГК РФ). Заинтересованные лица при доказывании факта совершения сделки - дачи согласия на вселение лица в качестве члена семьи нанимателя - лишены возможности ссылаться на свидетельские показания, однако могут доказывать сделку письменными и другими доказательствами (п.1 ст.162 ГК РФ).

Однако вопреки этому Пленум Верховного Суда в Обзоре судебной практики по гражданским делам от 15 июля 1994 г. признал правомерными случаи, когда согласие на вселение устанавливалось судом, исходя из «многочисленных свидетельских показаний» (п.6):

«Семенихин - наниматель однокомнатной квартиры - умер. Исполком Карачаевского городского Совета народных депутатов выдал ордер на указанную квартиру Семенихиной - матери умершего, которая до этого в упомянутой квартире не проживала.

Теслина предъявила в суд иск и просила признать выданный Семенихиной ордер недействительным. В обоснование иска она сослалась на то, что с 1985 года проживала с Семенихиным в спорной квартире одной семьей. Хотя брак у них зарегистрирован не был, они вели общее хозяйство. Семенихин принимал меры к ее прописке, но ему было отказано со ссылкой на недостаточную жилую площадь в квартире.

Решением Карачаевского городского народного суда Карачаево-Черкесской Республики в иске Теслиной было отказано и удовлетворен встречный иск Семенихиной о выселении Теслиной из спорной квартиры.

Дело неоднократно рассматривалось различными судебными инстанциями.
Рассмотрев дело в порядке надзора, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила решение народного суда и все последующие постановления судов по делу и направила дело на новое рассмотрение, указав, в частности, следующее.

Отказывая Теслиной в иске, суд в решении сослался на то, что она не являлась членом семьи умершего Семенихина, поскольку не состояла с ним в браке.
Однако такой вывод, по мнению Судебной коллегии Верховного Суда РФ, сделан без учета конкретных обстоятельств дела. Судом не принято во внимание, что Теслина вселена в спорную квартиру в 1985 г. нанимателем этой квартиры Семенихиным, который имел право произвести такое вселение, соблюдая требования ст. 54 ЖК РСФСР, и проживала там по день смерти Семенихина В. в течение шести лет. По утверждению Теслиной, они жили одной семьей и вели общее хозяйство. В суде это обстоятельство подтвердили многочисленные свидетели, показавшие, что Теслина и Семенихин проживали совместно, вели общее хозяйство, проявляли заботу друг о друге, как муж и жена. Однако суд этим показаниям надлежащей оценки не дал, хотя они имели существенное значение для правильного разрешения спора. В соответствии со ст. 53 ЖК к членам семьи нанимателя жилого помещения могут быть отнесены не только супруг нанимателя, их дети, родители и другие родственники, но в исключительных случаях и иные лица, если проживали совместно с нанимателем и вели с ним общее хозяйство. Суд же, вопреки требованиям приведенного закона, при решении вопроса о признании Теслиной членом семьи Семенихина исходил лишь из того, что брак между ними не зарегистрирован, оставив без внимания их длительное совместное проживание и ведение ими общего хозяйства, с которыми закон связывает возможность признания лица членом семьи нанимателя.

Приведенное определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ обращает внимание на то, что в соответствии с действующим законом членами семьи нанимателя могут быть признаны не только его (нанимателя) супруг, дети, родители и другие родственники, но в исключительных случаях другие лица, если они проживают совместно с нанимателем и ведут с ним общее хозяйство. Поскольку признание членом семьи нанимателя имеет существенное значение для решения вопроса о праве на жилое помещение, суды обязаны глубоко и всесторонне исследовать их отношения с нанимателем и давать оценку установленным обстоятельствам с тем, чтобы не допустить нарушения прав лиц, обращающихся за судебной защитой».

Итак, как отмечается в материалах судебной практики, закон не требует какой-либо определенной формы такого соглашения, поэтому в случае спора его наличие и условия могут доказываться любыми предусмотренными законом средствами доказывания.

К слову сказать, на практике крайне редко встречаются такого рода соглашения, в виду чего возникает множество споров.

Важно отметить те обстоятельства, которые не является основанием для вселения и наделения право пользования жилым помещением. Так, например, не являются таким основанием наличие родительских отношений опекунства. Приведем пример из практики:

«Барбасенко П. и его дочь Барбасенко Елена предъявили иск к Ждановой о вселении их и несовершеннолетнего Барбасенко Романа в квартиру. Как указано в заявлении, квартира была предоставлена Барбасенко П., его бывшей жене Барбасенко С. и их двоим детям. Решением народного суда от 22 августа 1983 г. Барбасенко С. лишена родительских прав в отношении сына Романа и выселена из указанной квартиры.

В августе 1983 г. Барбасенко П. вступил в брак с Ждановой. В октябре 1984 г. Барбасенко П. и его дочь Елена были осуждены, первый - к лишению свободы (освободился 17 июля 1987 г.), вторая - к лишению свободы условно. Сын Барбасенко - Роман был помещен в интернат. Поскольку Жданова препятствовала их проживанию в квартире, право на которую, как считали истцы, ими не утрачено, они просили суд удовлетворить их иск.

Жданова предъявила встречный иск к Барбасенко П. и его дочери о признании их утратившими право на жилую площадь.

Елизовский районный народный суд в иске Ждановой о признании Барбасенко Е. утратившей право пользования жилым помещением отказал, постановив вселить Барбасенко Е. и Барбасенко Романа в квартиру, и признал Барбасенко П. утратившим право пользования той же квартирой, но также вселил его в эту квартиру без права на жилую площадью до совершеннолетия Барбасенко Романа, указав, что тот должен проживать с родителями.

Судебная коллегия по гражданским делам Камчатского областного суда это решение оставила без изменения.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене решения народного суда и определения судебной коллегии в части вселения Барбасенко П. на спорную жилую площадь как постановленных в нарушение материального закона.

Президиум Камчатского областного суда 15 апреля 1992 г. протест удовлетворил, указав следующее.

Решение суда в части вселения в квартиру Барбасенко Елены и Романа, а также признания утратившим право на указанное жилое помещение Барбасенко П. является обоснованным.

Согласно ст.60 ЖК, при временном отсутствии нанимателя или членов его семьи за ними сохраняется жилое помещение в течение 6 месяцев. Жилое помещение сохраняется за временно отсутствующими гражданами на более длительный срок в случае их отсутствия по уважительным причинам, указанным в этой статье, - на все время отсутствия; при помещении детей на воспитание в государственное детское учреждение - в течение всего времени пребывания в этом учреждении.
Исследовав доказательства по делу, народный суд пришел к правильному выводу, что Барбасенко Елена не проживала в квартире более 6 месяцев по уважительной причине, из-за неприязненных отношений с Ждановой, а Барбасенко Роман сохранил право на жилое помещение, так как был помещен в детское учреждение.
Суд также обоснованно признал, что Барбасенко П. утратил право на квартиру в связи с осуждением к лишению свободы сроком на три года.
Вместе с тем решение народного суда в части вселения Барбасенко П. в квартиру не основано на законе.

Суд свое решение мотивировал тем, что Барбасенко Роман не достиг совершеннолетия и должен проживать с родителями.

Вместе с тем вселение лиц, не имеющих право на жилое помещение, в соответствии со ст.54 ЖК допускается только с согласия всех совершеннолетних членов семьи. Исключением из этого правила является лишь вселение к родителям несовершеннолетних детей.

Поэтому решение суда о вселении без согласия всех совершеннолетних лиц, пользующихся жилым помещением, Барбасенко П., утратившего право пользования этой квартирой, противоречит ст.54 ЖК и подлежит отмене.
Поскольку обстоятельства спора выяснены судом полно, но допущена ошибка в применении материального закона, президиум счет возможным принять новое решение, не направляя дело на рассмотрение в народный суд.

Президиум Камчатского областного суда постановил решение Елизовского районного народного суда и определение судебной коллегии по гражданским делам Камчатского областного суда в части вселения Барбасенко П. в квартиру без права на жилую площадь до совершения Барбасенко Романа отменить и в иске о вселении в эту квартиру Барбасенко П. отказать, в остальной части решение суда и определение судебной коллегии оставить в силе».

Основание для возникновения права пользования жилым помещением, в приведенном примере, будет письменное согласие всех членов семьи.
Важно отметить, что вселение в виде соглашение о праве пользования жилым помещением не должно быть мнимым. Это и есть фактический аспект вселения. Воля нанимателя и вселяющегося лица действительно должна быть направлена на то, чтобы последний поселился в жилом помещении. Если же соглашение осуществляется формально, лишь для виду, чтобы зарегистрироваться по определенному адресу, вселяющийся не приобретает по смыслу закона равные с нанимателем права.

Это подтверждается и разъяснением Верховного Суда РФ:
«Так, Лысенко обратился в суд с иском к Борисовой и Широких о вселении в квартиру. Истец сослался на то, что он вступил в брак с Борисовой и с согласия ее дочери, Широких, прописался в квартиру, нанимателем которой являлась Борисова. Однако в эту квартиру он не вселился, так как по договоренности с Борисовой они жили в пустующей квартире сына Борисовой. После расторжения им брака с Борисовой ответчики возражали против проживания истца в квартире, в которой он был прописан.

Решением Ленинского районного суда г.Воронежа иск Лысенко удовлетворен. Кассационная инстанция - судебная коллегия по гражданским делам Воронежского областного суда - своим определением оставила решение без изменений.
Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене решения районного суда и определения судебной коллегии по гражданским делам и направлении дела на новое рассмотрение.

Протест удовлетворен по следующим основаниям. Согласно ст.54 ЖК РСФСР, на которую районный суд сослался в своем решении, Лысенко мог приобрести равное с нанимателем и членами его семьи право на спорную квартиру, если бы он был вселен в нее как супруг Борисовой в установленном порядке, получив на это письменное согласие всех совершеннолетних членов ее семьи и если при вселении не было иного соглашения о порядке пользования жилым помещением. Между тем по делу установлено, что Лысенко в спорное помещение не вселялся, а только прописался. Это соответствовало договоренности между сторонами. Условия этого соглашения соблюдены, что не оспаривал Лысенко.

При таких обстоятельствах Лысенко не приобрел самостоятельного права на спорную жилую площадь, поскольку в соответствии со ст.54 ЖК РСФСР для приобретения такого права необходимо быть фактически вселенным в жилое помещение, чего в данном случае не произошло».

Важно подчеркнуть, что не для всех лиц основания возникновения права пользования жилым помещением одинаковы. Так, согласно ч.3 ст.54 ЖК РСФСР одни лица являются членами семьи нанимателя, а другие таковыми признаются.